Бургдорф и Мюнхенбухзее

1799-1804/05

Когда Песталоцци с гурнигельских высот смотрел на прекрасную необозримую долину у своих ног, он думал "глядя на все это, больше о дурно обучаемом народе, чем о красоте этого вида" (Полное собрание произведений Песталоцци, т.13, стр. 191), и соответственно ему казалось мрачным безнадежное состояние большинства деревенских сел. Так он пишет в своем произведении "Как Гертруда учит своих детей":

"Наши школы, не учитывающие детской психологии, действительно не что иное, как искусные машины для удушения всех результатов силы и опыта, которые в детях вызывает к жизни сама природа. […] Но еще раз на мгновенье представь себе весь ужас этого убийства. Детям до пяти лет дают возможность полностью наслаждаться природой; любому впечатлению от природы позволяют на них действовать, дети ощущают силу природы, они успели уже насладиться ее непринужденностью и всеми ее прелестями. Их развитие уже пошло по тому свободному естественному пути, по которому идет развитие чувственно счастливого дикаря. И после того, как дети целых пять лет наслаждались блаженством чувственной жизни, заставляют вдруг исчезнуть всю окружающую их природу; тиранически лишают их возможности вести образ жизни, преисполненный прелести непринужденности и свободы; как овец, сбивают их в кучу в вонючей комнате; целыми часами, днями, неделями, месяцами и годами неумолимо заставляют рассматривать жалкие, неинтересные и однообразные буквы и, словно цепью, приковывают детей к образу жизни, столь отличному от их прежнего, что можно сойти с ума. […] Может ли удар меча по шее, лишающий преступника жизни, воздействовать на его тело сильнее, чем воздействует на душу детей такой переход от прекрасного руководства природы, которым они долго наслаждались, к невероятно жалкому состоянию дел в школе?" (Полное собрание произведений Песталоцци, т. 13, стр. 198-199)

Под впечатлением этой точки зрения Песталоцци – в возрасте 53 лет – принял роковое решение стать учителем, т.е. избрать профессию, плохо оплачиваемую и презираемую в прямом смысле. Швейцарский министр образования Штапфер поручил бы лучше Песталоцци руководство вновь создаваемого учительского института, так как новому государству не хватало нормальной подготовки учителей. Но Песталоцци хотел приобрести опыт сначала с маленькими детьми, из-за чего Штапфер назначил своего секретаря Рудольфа Фишера директором семинарии и предоставил ему для деятельности замок Бургдорф. Для Песталоцци Штапфер добился возможности преподавать в Бургдорфе. Но городские власти в целях осторожности разрешили ему преподавать пока только в так называемых школах для детей пришлого населения (не имевшего права гражданства в городе), где в существующих классах ему был предоставлен уголок для его опытов. Песталоцци с предельной энергией искал метод для обучения учеников естественным, психологическим способом. Он откладывал в сторону учебники и заставлял детей узнавать их конкретную окружающую среду со всеми обстоятельствами их жизни. Мышление должно было предшествовать чтению, и все узнавание должно было основываться на созерцании. Тогда через 8 месяцев его ученики сдавали экзамен, и успехи были настолько очевидны, что ему доверили один из старших классов мальчиков в городе.

Замок Бургдорф в 1760 году
Замок Бургдорф в 1760 году

Между тем Фишер открыл свою семинарию, однако тяжело заболел и вскоре умер (4 мая 1800 года). Песталоцци объединил в замке свой класс со школой, основанной Фишером и заложил, таким образом, фундамент для своего воспитательного института в Бургдорфе, сочетание школы для мальчиков, пансиона для иногородних детей, учительского института и интерната для сирот или школы-приюта для бедных. Преподавание следовало привести в соответствии с совместной жизнью, в которой силы ума, руки и сердца могли развиваться гармонично. Песталоцци заинтересовал своей идеей ряд хороших сотрудников, и швейцарское правительство поддерживало предприятие по силам. Очень скоро воспитанники стекались со всех сторон.

Песталоцци со своими сотрудниками интенсивно работал над созданием нового метода обучения. Как можно скорее он хотел отчитаться перед общественностью о своих новых открытиях в области педагогики. Он сделал это в ряде небольших сочинений, преимущественно в основном сочинении "Как Гертруда учит своих детей". Если Песталоцци 20 лет назад был известным в Европе своим романом "Лингард и Гертруда, то новое произведение сделало его знаменитым как крупного воспитателя и новатора народной школы. Сотнями прибывали ученые и политики из всех стран, чтобы видеть Песталоцци и его сотрудников во время работы и удивляться успехам на занятиях. Уже Бургдорф как и позднее Ивердон стал обязательной остановкой входящих в моду путешествий для продолжения образования в Швейцарию и Италию.

15 августа 1801 года умер31-летний единственный сын Песталоцци. Его оставшаяся в живых жена переехала к Песталоцци, а через год и жена Песталоцци переселилась в Бургдорф. Так 1803 год стал одним из самых счастливых в жизни стареющего педагога. Разумеется, это омрачалось политическими событиями: летом 1802 года Наполеон вывел свои войска из Швейцарии, после чего сразу же вновь вспыхнула гражданская война, в течение которой развалилось Гельветическое единое государство. Вскоре после этого французские войска вернулись, и Наполеон отправил собрание депутатов в Париж, чтобы они там разработали новую конституцию. Песталоцци был направлен в Париж как своим родным городом Цюрихом, так и городом Бургдорфом. Так он находился в Париже зимой 1802/03, однако преждевременно вернулся и не участвовал больше в торжественном заключительном приеме в Туилериене 19 февраля 1803 года. Этим он упустил случай встретиться непосредственно с Наполеоном. В результате Песталоцци безуспешно обращался в различных меморандумах против грозящего возобновления десятины и против подати, избирательного права, которое было привязано к имуществу. Кроме того, он требовал более справедливое налоговое обременение и создание всеобщего народного образования. Так называемая конституция посредничества от 1803 года не получила, однако, тогда статью о воспитании и заменило Гельветическое единое государство снова союзом в значительной мере независимых кантонов. Цюрихская кантональная конституция, например, говорила о политической свободе и гражданском равенстве, но право на десятину и избирательное право подати распространяли в конечном итоге восстановленный прежний режим, во всяком случае, на имущие верхние слои бывшего кантона.

Для Песталоцци новая конституция серьезные последствия, так как больше не существовало центрального правительства, на поддержку которого он мог бы рассчитывать. Сверх того, Бернское правительство требовало, чтобы он освободил замок Бургдорф со своим институтом к 1 июля 1804 года, чтобы новый Бернский окружной голова смог устроить там свою резиденцию. Песталоцци со своим институтом нашел убежище пока в разрушенном монастыре в Мюнхенбухзее. Поблизости Филипп Эммануил фон Фелленберг вел образцовое сельскохозяйственное предприятие и учебно-воспитательное заведение. Несомненно, этот бернский патриций обладал великолепным организаторским и экономическим умением, 2 характерными чертами, которые отсутствовали исключительно у Песталоцци. Поэтому сотрудники Песталоцци развивали идею объединения обоих учреждений: Фелленберг должен был организовать, а Песталоцци осуществить главную цель со своими идеями. Но скоро оба поссорились, потому что Фелленберг не потерпел, чтобы Песталоцци принимал в свое учреждение бесплатно воспитанников из бедных семей. Таким образом, Песталоцци подыскивал себе новое начало. Заново учрежденный кантон Вадт (Во), до революции еще область, подчиненная городу Берн, бесплатно предоставил в распоряжение известному педагогу замок в Ивердоне (нем.: Ифертен) для его воспитательного института.